Вы здесь

Сибирские писатели-юбиляры 2014 года

И. Ерошин, В. Итин, М. Ошаров, К. Урманов.

 

Моё выступление – о сибирских писателях, родившихся 120 лет назад. Иван Ерошин, Вивиан Итин, Михаил Ошаров и Кондратий Урманов. Обдумывая тему, попробовала предположить, – что их могло объединять? Понятно, с точки зрения новосибирского краеведа – это то, что в жизни каждого был период, связанный с нашим городом. А кроме этого? Понятно – год рождения. Что это был за год? – поинтересовалась у Интернета. И узнала следующее. В 1894-м Международный атлетический конгресс принял решение возродить традицию древнегреческих олимпиад. В Британии Оливер Лодж произвёл первую успешную демонстрацию радиотелеграфии. Французский микробиолог Эмиль Ру объявил о создании антидифтерийной сыворотки. … Всё это прекрасно и очень оптимистично, – подумала я, – но слишком далеко от четырёх новорождённых из российской провинции.

 

Но вот события из нашей истории. К моему стыду, именно Интернет вынужден был напомнить мне о том, что в 1894 году умер Александр III, и на престол вступил Николай II, чьё правление отмечено наивысшим экономическим развитием Российской империи, но, в то же время – ознаменовано двумя войнами и двумя революциями. Мало кто в 1894-м мог предположить, как недолго миру осталось жить в мире, какие катастрофы ждут Россию, какие тяжёлые испытания и трудные решения предстоят её жителям.

 

Не догадывались об этом и родители четырёх будущих писателей. И предположить не могли, что 20 лет исполнится их сыновьям, когда начнётся мировая война, а спустя три года – настоящий водоворот событий, после которых в свои тридцать они будут жить в совершенно другой стране. Для нас, современных россиян, их биографии интересны уже сами по себе. (Как говорится, «если описать их жизнь, – получится роман».) И произведения: они имеют не только литературную ценность, но и историческую, являются свидетельством прошлой жизни, жизни в первой половине XX века, иллюстрируют образ мыслей представителей интеллигенции конца дореволюционной – начала советской эпохи.

 

Иван Ерошин, Вивиан Итин, Михаил Ошаров и Кондратий Урманов оставили нам целую россыпь литературных даров. Их сочинения очень разнообразны по жанрам, тематике, читательскому назначению. Проза, поэзия и драматургия, публицистика и литературная критика. Красота природы и Гражданская война, любовь и бедность, реальность жизни и романтическая фантастика. Книги для взрослых и для детей. Умелый популяризатор найдёт в их наследии то, что заинтересует современного, в том числе, молодого читателя.

 

Теперь, на основе публикаций, имеющихся в фонде Новосибирской областной научной библиотеки и других, размещённых в Интернет-сети, кратко расскажу о каждом из четырёх писателей-земляков. Вы увидите, как много общего было в их жизни и деятельности.

 

Поэт Иван Ерошин. Родился в селе Ново-Александрово Рязанской губернии, в крестьянской семье. Образование имел – две зимы в церковно-приходской школе. В 1923 году, в беседе с писателем Н. Ановым рассказывал: «У меня жизнь была каторжная, злее и не придумаешь. Батька – бедняк, на селе бедней его и не было никого, кусочки по дворам собирать приходилось».

 

Дар поэта проявился рано. «Ещё в деревне, – вспоминал Иван Евдокимович, – когда пастухом был, иду и складываю про себя, вроде как пою. Даже сам не знал, что это стихи».

 

Деревенские жители ходили на отхожий промысел, торф грузить. Ивана Ерошина, когда подрос немного, отец тоже послал. «Тяжело было, терпел-терпел да и сбежал потихоньку в Москву. Говорили, что там рай, а оказалось – такой же мёд, как и в деревне».

 

В 1913 году Иван приехал в Петербург, стал корреспондентом и распространителем «Правды», в которой впервые было напечатано его стихотворение. Как и многие поэты-правдисты, посещал Народный дом графини Паниной, где в «вечерних классах» занималась рабочая молодёжь, действовал театр для рабочего зрителя, выступали лекторы-марксисты. Война помешала поступить в «вечерние классы»: в 1916 Ерошина мобилизовали. На фронте он был до 1917 года.

 

Революцию встретил стихами: «О революция! Мой мрамор и гранит. / Резцом владею я. Резец мой верный – слово. / Когда рабы труда рвут яростно оковы, / Громят врагов своих, – я с бурей сердцем слит. / Жить! Жадно жить хочу! – мне юность говорит. […] Как факел средь ночи, душа моя горит».

 

Работал в большевистской газете «Социал-демократ» – распространял её на заводах, в казармах, на вокзалах. И – писал стихи… «Зорю бейте, барабаны! / Барабаны, бейте зорю, / Бросьте в мрак ночной / И в кровавые туманы / Голос звучный, голос-море, / Мощный голос свой! / Прочь, оковы и насилье! / Волю! Волю красным крыльям!

 

Ерошина приметил Александр Серафимович, ввёл его в круг московских писателей. С бригадой писателей и артистов Ерошин часто выступал на фабриках, заводах, конференциях. В свободные дни слушал лекции по литературе в Московском пролеткульте.

 

В августе 1919 года вступил добровольцем в ряды Пятой Красной армии, сражавшейся на восточном фронте против колчаковцев. С политотделом армии оказался в Омске, в редакции «Советской Сибири», только что созданной Сибревкомом, а вскоре переехавшей в Новониколаевск.

 

В 1922 году Ерошин стал одним из авторов первого номера «Сибирских огней» – первого в Советском Союзе толстого литературно-художественного журнала. Тогда же в Новониколаевске вышла первая книга поэта – «Переклик». Одно из стихотворений сборника – «В тайге». «Лучами пчёлы прозвенели / С поляны в океан лесной, / Из тёмной чащи веет прелью, / От ульев – мёдом и сосной. / Пригревшись, дед на солнцепёке / В тепле и хмеле задремал, / А над тайгою гул далёкий, / Катясь валами, простонал. / Мохнатки бойкие прилежно / Основу звонкую снуют… / В глуши гонимый и мятежный / Нашёл отраду и приют. / Здесь, от неграмотного деда, / От шорохов и дум лесных / Вина искристого отведал, / Забыв тома премудрых книг».

 

Попав в 20-х годах на Алтай, Ерошин был пленён его природой и фольклором, которые нашли отражение в стихах. По мнению Урманова, «Поэзия Ивана Ерошина – это чистый и звонкий ручей Алтайских гор. На Алтае всё поёт – и реки, и водопады, и травы, и леса – как же не петь человеку, полюбившему этот изумительный край?» Любовь к Алтаю, его людям запечатлена в книгах «Переклик», «Синяя юрта»... В 1935 году в Новосибирске вышел сборник «Песни Алтая», опиравшийся на ойротский фольклор. Стихи вызвали восторженный отклик Ромена Роллана: «Это напоминает китайскую и японскую поэзию и вместе с тем – это могло быть написано самыми утончёнными поэтами Запада».

 

В 1929-м начался красноярско-хакасский период жизни Ерошина. Он часто бывал в Красноярске, но жил, преимущественно, на юге края, в хакасском селе Иудино (ныне Бондарево) и в Абакане, где сотрудничал в газете «Советская Хакасия». Переезд, скорее всего, был вызван обрушившимися на поэта обвинениями в «есенинщине» и упадничестве, а они,  в традициях тех лет, грозили перейти в травлю. Его критиковали, например, за стихотворение «Череп» 1928 года. «Еду с песней по долине, / Белый череп скалит зубы. / В черепе пророс цветок, / В чёрную прошёл глазницу, / Алым пламенем поднялся / На зелёном тонком стебле.   А Ромен Роллан отнёс «Череп» к лучшим миниатюрам «Песен Алтая», поразившим его свежестью и силой образов и чувств.

 

С 1943 года и до своей кончины в 1965-м Ерошин жил в Москве.

 

Гораздо более короткой оказалась жизнь прозаика, поэта, драматурга и публициста Вивиана Азарьевича Итина, погибшего в 1938 году. Родился он в Уфе, в семье интеллигентов. Отец – адвокат, мать – артистка любительского театра. Окончил Уфимское реальное училище. Далее поступил в Петербургский психоневрологический институт, через год, в 1913-м, – на юридический факультет Петербургского университета. После Октябрьской революции работал в Наркомюсте. Летом 1918-го, приехав к родным в Уфу, уже не смог вернуться из-за восстания белочехов. Устроился переводчиком в американскую миссию Красного Креста и отправился с ней через Сибирь и Японию в США. Но, оказавшись в местах боевых действий, бросил миссию и перешёл в Красную Армию. С частями Пятой армии прошёл с боями всю Сибирь. Благодаря юридическому образованию, стал членом ревтрибунала.

 

В 1920-м заведовал губернским отделом юстиции в Красноярске. Там же вступил в партию большевиков. Начал печататься – в «Красноярском рабочем».

 

С 1922 года служил в Сибкрайиздате и в новониколаевском журнале «Сибирские огни»: заведовал отделом поэзии, был ответственным секретарём, в 1928-1929, 1933-1934 возглавлял журнал.

 

В 1934 году на первом краевом съезде писателей Итина избирают председателем правления Западно-Сибирского объединения писателей и делегатом первого Всесоюзного съезда писателей, где Итин сделал доклад о сибирской литературе.

 

В 1937-м его исключили из партии с формулировкой «за связь с врагами народа». Позже он был арестован, а в 1938 году расстрелян. В 1956-м за отсутствием состава преступления реабилитирован.

 

Свой литературный путь Вивиан Итин начинал как поэт-романтик. «Я был искателем чудес, невероятных и прекрасных», – писал в одном из стихотворений, определяя наиболее характерную особенность своего творчества. И не только поэтического. Под явным влиянием революционного романтизма написаны две самые значительные прозаические вещи Итина – фантастическая повесть «Страна Гонгури» и повесть «Урамбо». В первой противопоставлены два мира: реальный (белогвардейские застенки, расстрелы, кровь) и идеальный (общество светлого будущего, романтическим символом которого предстаёт прекрасная девушка Гонгури). Герой повести Гелий заключён в тюрьму вместе со своим другом, старым врачом. Гелий приговорён к расстрелу. Он рассказывает о необыкновенной стране Гонгури, о которой мечтал с детских лет. Врач решает погрузить Гелия в гипнотический сон, дать ему последнюю возможность побыть в стране своей мечты и забыть предсмертные страдания. В своём сне, в котором Гелия зовут Риэль, он не только видит прекрасное грядущее, но и оглядывается на прошлые века. Критик Мостков пишет: «Социальная обличительная направленность этих эпизодов несомненна. Убийство себе подобных вопреки своей воле и совести; моления одному богу и кровопролитная война; уничтожение людей, ставшее профессией, – и священнослужители, благословляющие на взаимное истребление, всё это видит Риэль на Земле». Повесть вышла в 1922 году в Канске и стала первой прозаической книгой Итина и первой книгой советской фантастики.

 

В 1923-м «Сибирские огни» печатают антивоенную повесть «Урамбо». Тогда же в Новониколаевске отдельным сборником – «Солнце сердца» – выходят его стихи. В 1926 году «Сибирские огни» публикуют повесть «Каан-Кэрэдэ», которую Итин написал после полёта на «юнкерсе» «Сибревком», положившем начало Сибирскому воздушному флоту. В мае 1925-го на нём был совершён агитационный облёт Сибири: вылетев из Новониколаевска, самолёт приземлялся в Томске, Красноярске, Канске, Анжерке, Барнауле, Бийске, в селе Алейское, в Рубцовке, Семипалатинске. В пассажирской кабинке обычно располагался писатель, обязавшийся давать репортажи для газет. Первым из них был Вивиан Итин. Полёты на «Сибревкоме» вдохновили на создание поэмы в прозе – «Каан-Кэрэдэ». Именно так называли самолёт алтайцы – по имени волшебной птицы, которая в их сказаниях переносила людей из долины в долину через горы.

 

Писатель питал настоящую страсть к поискам и открытиям новых земель и новых людей, эта страсть проявилась в приверженности к Северу. В 1926 году он стал участником гидрографической экспедиции в Карское море, совершил путешествие по Енисею – до впадения его в океан. Летом 1929-го на борту ледокола «Красин» дошёл Северным морским путём до Ленинграда. О путешествии рассказал в книге очерков «Выход к морю». Был участником многих полярных экспедиций. Впечатления легли в основу повести «Белый кит», вышедшей в 1933 году. По материалам путешествий написана и книга «Восточный вариант». В 1934-м за очерки «Восточный вариант» и книгу «Морские пути советской Арктики» Итин удостоен премии имени Горького.

 

А в 1938-м, как уже было сказано, расстрелян, по абсурдному обвинению в связях с японской разведкой.

 

Под каток репрессий попал и другой писатель – Ошаров Михаил Иванович, прозаик, этнограф, фольклорист, расстрелянный, как и Итин, в Новосибирске, только раньше, в 1937 году. А началась его жизнь в селе Лебяжье Енисейской губернии, где он родился в семье казака. На третьем году жизни остался без отца, с тринадцати – батрачил, был учеником столяра, молотобойцем в деревенской кузнице. Живя на границе с Хакасией, с детских лет собирал хакасские песни, сказки, легенды. В шестнадцать поступил в реальное училище в Канске. В 1917 году – в Московский коммерческий институт. Посещал вечерний Народный университет имени А.Л. Шанявского, где пополнил знания в области языка и литературы. Из-за мобилизации в армию учёбу пришлось прервать.

 

В 1919 году принимал активное участие в освобождении Красноярска от колчаковцев. После Гражданской войны больше десяти лет работал на Енисейском Севере инструктором потребкооперации. В числе задач было экономическое и бытовое обследование населения Приангарья и бассейна Подкаменной Тунгуски, а кроме того – культурно-просветительная работа. Обучал северян, в частности, эвенков, русскому языку. Жил с кочевниками в чумах, завоевал их доверие исключительной честностью, смелостью, сердечным отношением к людям. Знавшие Михаила Ивановича любовно называли его «Большой Ошар».

 

Постоянные разъезды по сибирской тайге и тундре, тесное общение с эвенками, кетами, ненцами позволили досконально изучить их историю, культуру, быт, психологию, собрать богатейший фольклорный материал.

 

Писать Ошаров начал в 1923 году. В 1925-м новониколаевский журнал «Сибирь» опубликовал первый рассказ – «Конпас». Затем в журналах «Охотник и пушник Сибири», «Сибирские огни», «Сельская кооперация» и других стали всё чаще появляться его рассказы, зарисовки, небольшие очерки и записи сказок народов Севера.

 

С 1924 по 1928-й работал над повестью «Звено могил». Впоследствии повесть стала первой частью романа «Большой аргиш», который задумывался как трилогия. К сожалению, замысел не был осуществлён до конца.

 

С 1933 года писатель жил в Новосибирске, где закончил вторую часть романа – «Бали». Под названием «Большой аргиш» её опубликовали во втором номере журнала «Сибирские огни» за 1934 год. В том же году роман издан отдельной книгой. В советское время это было первое крупное и значительное произведение о малых народах Севера. За ним последовал роман А.Л. Коптелова «Великое кочевье» и уже значительно позднее – ставшие известными произведения Т. Сёмушкина, Н. Задорнова, Г. Гора и других.

 

Итогом работы Ошарова-фольклориста стала вышедшая в 1935 году в Новосибирске книга «Северные сказки». Сборник включил более ста эвенкийских, долганских, остяцких, ненецких и юрацких сказок. В письме Горькому Ошаров писал: «…По Вашему совету я обработал сказки туземцев Енисейского Севера […] По сути, книжка является первоначальной попыткой показать нашей общественности, а гл[авным] образом самим туземцам, какими богатствами располагают они».

 

В 1936 году Ошаров стал лауреатом премии имени Горького. А в декабре 1937-го арестован (по обвинению в причастности к «контрреволюционной, кадетско-монархической организации»), осуждён и расстрелян. В 1956 году реабилитирован за отсутствием состава преступления.

 

Более счастливой оказалась судьба другого писателя-новосибирца – прозаика Урманова Кондратия Никифоровича. Он был награждён орденом «Знак Почёта», медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Одна из улиц Новосибирска носит его имя.

 

Но очень непростой была его жизнь вначале. Родился в селе Васильевское Кокчетавского уезда Акмолинской области, в крестьянской семье из восьми человек. В 1973 в книге «Писатели о себе» рассказал, в частности, о том, как бедно жили: «Когда я заболел, мать обошла всех ближних соседей и не могла найти пару картофелин». Окончив трёхклассную сельскую школу, Кондратий был отправлен отцом в Атбасарское сельскохозяйственное училище. Через полтора года – исключён за протест против «бурсацких в нём порядков» (по определению самого писателя). В некоторых статьях пишут: «за безбожие», в других дают иное объяснение. Понятно одно: был он правдолюб и не таил своего мнения о чём бы то ни было. Но после изгнания из училища для него началась кочевая жизнь: работал маляром – в Атбасаре; потом, в Омске – дворником, грузчиком на пристани, рассыльным, писарем в переселенческом управлении, о непорядках в котором написал фельетон, напечатанный в газете «Омский телеграф» в 1913 году, из-за чего был уволен. В 1915-м в якутском журнале «Ленские волны» опубликовал свой первый рассказ – «Кто виноват?» – о трагическом случае двойного убийства, совершённого в Ялуторовском уезде, в одной из сельских семей, из-за неспособности людей оставаться людьми в условиях невероятной бедности. Напечатать-то напечатали, но прочесть ничего нельзя было: текст забит разнородным шрифтом и поперёк страниц – слова: «НЕ ДОЗВОЛЕНО ЦЕНЗУРОЙ». Урманова это и огорчило, и обрадовало. «[…] не любите правды? Подождите, вы ещё получите по заслугам… Мне показалось, что я нашёл свою тропинку. […]»

 

Усиленно занимался самообразованием, в 1917 году экстерном сдал экзамен на звание народного учителя. Но учительствовать помешали революционные события. Был связан с подпольем, в 1918-м арестовывался в числе организаторов выступления против Временного правительства Колчака. Вместе с братом принял участие в Амантайском восстании партизан против белых; восстание было подавлено, село Амантай Атбасарского уезда уничтожено, брат Кондратия убит, а сам он ранен, скрывался от преследований колчаковской контрразведки. Впоследствии борьба с колчаковщиной стала одной из главных тем его творчества.

 

После восстановления советской власти в Сибири работал в редакциях газет, сначала в Кокчетаве, затем в Омске – в «Советской Сибири». С «Совсибирью» переехал в Новониколаевск. Со времени основания «Сибирских огней» был постоянным его сотрудником. Здесь напечатаны все его основные произведения. В 1924 году в Новониколаевске вышла первая книга – «Половодье».

 

К теме Гражданской войны Урманов возвращался неоднократно. В неоконченном романе «Последний рейс» описал преступления агонизирующего омского правительства – то, чему сам был свидетель. По мнению Николая Яновского, «Последний рейс» – это впечатляющий художественный документ эпохи. («На ладан дышит омское правительство, – пишет литературовед, – но преступления против человечности продолжают совершаться: жгут, тащат, что плохо лежит, расстреливают ни в чём не повинных людей. Женщина с ребёнком убита просто так, чтоб не мешала… Обыватель растерян […] Сам Верховный правитель бежал, «прихватив золотишко»»…

 

Урманов обратился к изучению архивных материалов и воспоминаний о борьбе за освобождение Сибири от колчаковцев и интервентов. Результатом стали исторические художественные очерки, собранные в книге «Путь славных», которая вышла в 1948 году.

 

Хорошо известен писатель и как автор проникновенной лирической прозы. Его перу принадлежит немало произведений для детей, воспитывающих лучшие человеческие качества. Был он также мастером короткого литературного портрета: писал о Г. Федосееве, Ерошине, Сейфуллиной, о книгах Ф. Березовского, Вяч. Шишкова, В. Бахметьева…

 

Главное же, писатель известен как отличный пейзажист. По мнению Коптелова, «Кондратий Урманов пишет о том, что он хорошо знает […]. Ему известны все птицы сибирских просторов. Он знает их голоса и повадки». С охотничьей сумкой за спиной, с ружьём или спиннингом в руках прошёл тысячи километров по лугам и полям, по берегам рек и озёр, по тайге и горам... «И это, – пишет Коптелов, – ему дало неисчерпаемые богатства наблюдений, сложившихся в поэтические образы. Поэтому-то он, певец родной природы, и смог познакомить нас с неповторимыми рассветами, с жизнью в охотничьих просторах, с радостью встречи весны».

 

Е.Е. Лурье, главный библиограф Новосибирской

государственной областной научной библиотеки

 

ИСТОЧНИКИ

 

Итин Вивиан Азарьевич : Писатель, поэт, публицист : 120 лет со дня рождения (1894–1938) / подгот. Н.П. Носова // Календарь знаменательных и памятных дат по Новосибирской области, 2014 год. – Новосибирск, 2013. – С. 71–73.

Горшенин А.В. Литература и писатели Сибири : энцикл. изд. – Новосибирск : РИЦ «Новосибирск» Новосиб. отд-ния Союза писателей России, 2012. – 569 с. – Из содерж.: Ерошин Иван Евдокимович. – С. 127; Итин Вивиан Азарьевич. – С.162; Ошаров Михаил Иванович. – С. 345; Урманов (наст. ф. Тупиков) Кондратий Никифорович. – С. 492–493.

Яновский Н.Н. Старейшина литературы Сибири : [К.Н. Урманов] // Воспоминания и статьи / Н. Яновский. – Новосибирск, 1991. – С. 65–76.

Яновский Н.Н. М.И. Ошаров // Литературная Сибирь : критико-биобиблиогр. слов. писателей Вост. Сибири. – Иркутск, 1986. – С. 247–250.

Анов Н.И. Поэт-правдист : [И.Е. Ерошин] // На литературных перекрёстках. – Алма-Ата, 1974. – С. 115–120.

Урманов К.Н. Начало пути // Писатели о себе. – Новосибирск, 1973. – С. 224–229.

Мостков Ю.М. Один из первых огнелюбов : [В.А. Итин] // Вторая встреча / Ю. Мостков. – Новосибирск, 1972. – С. 114–183.

Ошаров М.И. Ошаров – Горькому : письмо, 25 апр. 1936 г. // Литературное наследство Сибири. – Новосибирск, 1969. – Т. 1. – С. 80.

УРМАНОВ К.Н. Слово о товарище : [о И.Е. Ерошине] // Горное озеро / И. Ерошин ; вступ. ст. К.Н. Урманова. – Новосибирск, 1966. – С. 3–12.

Коптелов А. Кондратий Никифорович Урманов // Избранное / Кондр. Урманов ; вступ. ст. А. Коптелова. – Новосибирск, 1958. – Т. 1. – С. 5–16.

Шлёнская Г. «Беловодье» Ивана Ерошина [Электронный ресурс] // Краснояр. рабочий. – 2005. – 12 янв. – Электрон. дан. – Режим доступа : http://www.krasrab.com/archive/2005/01/12/14/view_article.

Горшенин А. Итин Вивиан Азарьевич : Он был искателем чудес : (романтик Вивиан Итин) [Электронный ресурс] // Библиотека сибирского краеведения. – Электрон. дан. – [Новосибирск, 2014]. – Режим доступа : http://bsk.nios.ru/content/itin-vivian-azarevich.

 

Добавить комментарий