Сибирские формирования в период Первой мировой войны:

краткий исторический обзор

 

Накануне 1-й мировой войны на территории сибирских военных округов – Омском, Иркутском и Приамурском – находилось одиннадцать Сибирских стрелковых дивизий. С началом войны на фронт выступили I Сибирский армейский (1-я и 2-я Сибирские стрелковые дивизии), IV Сибирский армейский (9-я и 10-я Сибирские стрелковые дивизии) и V Сибирский армейский (3-я и 6-я Сибирские стрелковые дивизии) корпуса, дислоцировавшиеся на территории Приамурского военного округа, II Сибирский армейский (4-я и 5-я Сибирские стрелковые дивизии) и III Сибирский (7-я и 8-я Сибирские стрелковые дивизии) корпуса, располагавшиеся в Иркутском военном округе, а также 11-я Сибирская стрелковая дивизия из Омского военного округа. Тогда же, путем выделения кадров из 7-й и 8-й Сибирских дивизий были сформированы и отправлены на фронт второочередные 12-я и 13-я Сибирские стрелковые дивизии. Из 11-й Сибирской стрелковой дивизии выделены кадры для второочередной 14-й Сибирской стрелковой дивизии. В сентябре 1914 г. 13-я и 14-я дивизии вошли в состав вновь образованного VI Сибирского армейского корпуса. Позднее, уже на фронте был сформирован VII Сибирский армейский корпус в составе 12-й и 13-й Сибирских стрелковых дивизий. Вместо 12-й дивизии VI Сибирский армейский корпус получил 3-ю Сибирскую, убыль которой из V Сибирского армейского корпуса компенсировалась передачей в его состав 50-й пехотной дивизии. 11-й Сибирская стрелковая дивизия, в качестве исключения, всю войну находилась в составе I Туркестанского армейского корпуса.

 

I Сибирский армейский корпус действовал на Северо-Западном, а с августа 1915 г. – на Западном фронтах. В августе – сентябре 1914 и августе – декабре 1917 г. входил в состав 10-й армии; в сентябре – октябре 1914, в августе – сентябре 1915 и в феврале – июле 1916 г. – в состав 2-й армии; в октябре – ноябре 1914 г. – в состав 5-й армии; в декабре 1914 – июле 1915 г. и в сентябре 1915 – феврале 1916 г. – в состав 1-й армии; в июле 1916 – в состав Особой армии; в августе 1917 г. – в состав 3-й армии[1]. Корпус под командованием генерала М.М. Плешкова стяжал себе славу с самого начала войны. Его 1‑я дивизия прямо из вагонов, без единого орудия, атаковала немцев у Пясечна и спасла Варшаву. Затем корпус отстоял Лодзь и сокрушил 1-й германский резервный корпус под Праснышем, где 3-й Сибирский стрелковый полк полковника В.А. Добржанского захватил знамя померанских фузилеров. Поручик этого полка М.И. Наумов был награжден орденом Св. Георгия IV ст. «за то, что 13 февраля 1915 г. в бою у гор. Прасныша, командуя пулеметной командой, огнем своих пулеметов подавляя огонь противника, способствовал продвижению вперед рот, высланных для охвата с правого фланга и тыла неприятельского редута, а затем под жестоким огнем противника, выдвинув пулеметы на 400 шагов от окопов противника, взял его огнем в тыл и фланг, чем, подавив немцев морально, способствовал их окружению, закончившемуся взятием в плен около 1000 нижних чинов при 16 офицерах…»[2] В праснышских боях 12 февраля 1915 г. конные разведчики 2-й Сибирской стрелковой дивизии под общим начальством капитана 5-го Сибирского стрелкового полка С.С. Толстова в результате конной атаки захватили у противника 4-х орудийную батарею. В ноябре – декабре того же года капитан Толстов со своими разведчиками неоднократно атаковывал и опрокидывал в конном строю австрийскую и германскую кавалерию. 2-я Сибирская дивизия прославилась отражением совместно с 11‑й Сибирской дивизией всей 12-й германской армии в Наревском сражении в июле 1915 г.[3]

 

II Сибирский армейский корпус действовал на Северо-Западном, а с августа 1915 г. – на Северном фронтах. С августа 1914 г. входил в состав 10-й армии; в феврале – июле 1915, в августе 1915 – феврале 1916 г. и июле 1916 – декабре 1917 г. – в состав 12-й армии; в июле – августе 1915 г. – в состав 3-й армии; в феврале – марте 1916 – в состав 2-й армии (Западного фронта); в марте – апреле 1916 г. – в состав 5-й армии; в мае – июле 1916 – в состав 1-й армии. Под командованием генерала А.В. Сычевского корпус вынес на себе всю тяжесть Варшавского сражения в последних числах сентября 1914 г., в ходе которого погиб первый состав его дивизий. За бой 27 сентября под Гройцами посмертно был награжден орденом Св. Георгия III ст. командир 16-го Сибирского стрелкового полка полковник С. М. Рожанский, атаковавший неприятеля с последними 50-ю оставшимися у него стрелками. Командир второй бригады 5-й Сибирской стрелковой дивизии генерал‑майор В.К. Зубов был награжден орденом Св. Георгия IV ст. за то, что «в бою 12 и 13 февраля 1915 г. под Праснышем, у дер. Кухны, командуя сводным отрядом и находясь под сильным и действительным огнем противника в то время, когда пехота залегла и начала окапываться, оценив важность быстрого наступления, лично вышел перед цепью и, скомандовав «вперед», личным примером увлек за собой пехотные цепи, чем и достиг значительного успеха, заняв укрепленные неприятельские позиции и захватив пленных и трофеи»[4].

 

III Сибирский армейский корпус действовал на Северо-Западном, а с августа 1915 г. – на Западном фронтах. В августе 1914 – феврале 1916 г. входил в состав 10-й армии, в апреле – сентябре 1916 г. – в состав 4-й армии; в ноябре 1916 – декабре 1917 г. – в состав 2‑й армии. Корпус под командованием генерала Е.А. Радкевича прославился геройской обороной Лыка в феврале 1915 г., и, фактически, спас от крушения Северо-Западный фронт. Такую же стойкость он проявил во всех дальнейших боях. Среди георгиевских кавалеров III Сибирского армейского корпуса – командир 27-го Сибирского стрелкового полка полковник Л.В. Афанасьев (награжден «за то, что в бою 5 ноября 1914 г. на перешейке между озерами Бувельно и Тиркло, лично управляя полком, атаковал укрепленную позицию немцев, имевшую важное тактическое значение, овладел ею, причем были захвачены 4 легких орудия, 1 мортира и 4 пулемета, а при дальнейшем наступлении полка еще 4 тяжелых орудия»[5]); командир 4-й батареи 7-й Сибирской стрелковой артиллерийской бригады подполковник К.В. Зозулин (награжден «за то, что в бою 11 февраля 1915 г. у Штабина с меньшим числом орудий искусным действием своей батареи привлек на себя огонь артиллерии противника и не позволил ей действовать против нашей пехоты, рассеял неприятельскую пехотную колонну у д. Камень и остановил огнем наступление противника, чем дал возможность нашим войскам ночью отойти по единственному имевшемуся дефиле»), подполковник 31-го Сибирского стрелкового полка Б.М. Зиневич (награжден «за то, что в бою 8 февраля 1915 г. переправился со своим батальоном на правый берег р. Бобра и, несмотря на сильный ружейный и пулеметный огонь противника, перешел в наступление на д. Ястржембна, где захватил с боя два действовавших пулемета и до 100 человек пленных. Удерживаясь на правом берегу реки, своими удачными действиями способствовал переправе через Бобр и остальных батальонов своего полка»[6]).

 

IV Сибирский армейский корпус действовал на Северо-Западном, с августа 1915 г. – на Западном, с сентября 1916 г. – на Юго-Западном и с декабря 1916 г. – на Румынском фронтах. В январе – июле 1915 г. корпус входил в состав 12-й армии; в августе 1915 – июне 1916 г. – в состав 2-й армии; в июне 1916 г. – в состав 3-й армии; в сентябре 1916 г. – в состав 8-й армии; в декабре 1916 – декабре 1917 г. – в состав 6-й армии. Корпус проявил упорство и стойкость в обороне, но, не смотря на выдающуюся храбрость, не сумел отличиться в боях наступательных.

 

V Сибирский армейский корпус действовал на Северо-Западном, с августа 1915 г. – на Западном, с марта 1916 г. – на Северном, с июня 1916 г. – на Юго-Западном фронтах. В октябре 1914 – январе 1915 г. входил в состав 1-й армии; в феврале – сентябре 1915 г. – в состав 2-й армии; в сентябре 1915 – феврале 1916 г. – в состав 4-й армии; с марта 1916 г. – в состав 12-й армии; в апреле – мае 1916 г. – в состав 6-й армии; в июне 1916 г. – в состав 8-й армии; в июле 1916 – декабре 1917 г. – в состав 11-й армии. Находившаяся в рядах корпуса 6-я Сибирская стрелковая дивизия генерала А.Ф. Турбина прославилась летом 1916 г., после того, как 3 июля в сражении на Стыри три дивизии XXII германского корпуса бежали шесть верст под штыками ее четырех полков, захвативших у противника за полчаса боя 23 пушки. Части этой дивизии и ранее отличались высокой боеспособностью, свидетельством чему – награды ее офицеров. Орденами Св. Георгия IV ст. были награждены подполковник 21-го Сибирского стрелкового полка А.А. Ковалев «за то, что в бою 10 ноября 1914 г. у д. Боров, командуя батальоном и получив задачу занять рощу, сильно занятую противником, быстро двинулся вперед и, не открывая огня, ударил в штыки; трофеями было 6 орудий и свыше 700 пленных. Будучи ранен, остался в строю, а на другой день геройски пал на поле сражения». Умерший от ран командир 24-го Сибирского стрелкового полка полковник А.Ф. Зенкович награжден «за то, что в бою у д. Галкова 10 и 11 ноября 1914 г. неоднократно лично водил в штыковую атаку остатки своего полка под сильным орудийным, ружейным и пулеметным огнем противника и, отвлекая тем на себя большую часть германского отряда, спасал соседние части дивизии от опасности быть отрезанными превосходными силами неприятеля; будучи окружен, с остатками своего полка пробился и не оставил неприятелю никаких трофеев»[7].

 

VI Сибирский армейский корпус генерала Ф. Н. Васильева действовал на Северо-Западном, с августа 1915 г. – на Западном и с октября 1915 г. – на Северном фронтах. В декабре 1914 – январе и октябре 1915 г. входил в состав 1-й армии; в феврале – июне и сентябре 1915 г. – в состав 2-й армии; в июне – сентябре 1915 г. – в состав 4-й армии; в октябре 1915 – декабре 1917 г. – в состав 12-й армии. Обе дивизии корпуса в ходе войны зарекомендовали себя храбрыми и надежными соединениями. 14-я Сибирская стрелковая дивизия в мае 1915 г. первая испытала на себе немецкие газы и была ими совершенно уничтожена. Корпус прославился атакой без выстрела германских позиций у Бабита в декабре 1916 г. В этом деле особенно отличились 56-й Сибирский стрелковый полк полковника П.П. Шрамкова и 11-й Сибирский стрелковый полк полковника В.Н. Пименова. 

 

VII  Сибирский армейский корпус действовал на Северо-Западном, с августа 1915 г. – на Северном, а с сентября 1916 г. – на Юго-Западном фронтах. До августа 1915 г. входил в состав 5-й армии; в августе 1915 – августе 1916 г. – в состав 12-й армии; в сентябре 1916 – декабре 1917 г. – в состав 7-й армии. Его 12-я и 13-я дивизии отлично показали себя в первые месяцы войны, но, потеряв свой превосходный первый состав, утратили прежнюю боеспособность. Летом 1915 г. во время боев в Курляндии они проявили мало стойкости. В итоге VII Сибирский армейский корпус не пользовался на фронте доброй славой.

 

Хорошую репутацию заслужила 11-я Сибирская стрелковая дивизия I Туркестанского армейского корпуса, которой почти всю войну командовал генерал И.И. Зарако‑Зараковский. Ее полки деблокировали Осовец в сентябре 1914 г., с отличием дрались в февральских 1915 г. боях под Праснышем, а в июле в Наревском сражении отразили атаку шести германских дивизий XI и XVII корпусов. Капитан 43-го Сибирского стрелкового полка Л.И. Савицкий был награжден орденом Св. Георгия IV ст. «за то, что в боях под гор. Сольдау 3 ноября 1914 г., во главе своей роты, под сильным ружейным и артиллерийским огнем, бросился на штурм сильно укрепленной д. Нидергоф, выбил из нее противника штыковым ударом и, закрепив деревню за собой, зашел левым плечом и атаковал с тыла редуты между д. Нидергоф и гор. Сольдау, чем способствовал захвату их войсками, атакующими с фронта, и вызвал в дальнейшем беспорядочное бегство немцев»[8]. Среди офицеров дивизии, награжденных орденами Св. Георгия IV ст., – капитан А.Н. Пепеляев и полковник Г.А. Вержбицкий, во время Гражданской войны ставшие крупными военачальниками.

 

В начале 1917 г. при I–VII Сибирских армейских корпусах было сформировано девять сибирских стрелковых дивизий четвертой очереди, в том числе 15-я, 16-я, 17-я, 18-я, 19-я, 20-я, 21-я, 22-я и Сводная. В условиях начавшегося развала Русской армии и прекращения активных боевых операций на фронте они не успели превратиться в слаженные войсковые соединения.

 

Казачьи войска Сибири и Дальнего Востока в годы 1-й мировой войны выставили 25 конных полков. Сибирское и Забайкальское казачьи войска направили в армию по девять конных полков, Амурское казачье войско – два конных полка, Уссурийское казачье войско – один конный полк.

 

Первоочередная Отдельная Сибирская казачья бригада (1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеева и 2-й Сибирский казачий полки)[9] превосходно сражалась на Кавказском фронте под командой генералов П.П. Калитина и Э.-А.Ф. Раддаца. Особенно знамениты ее атаки под Ардаганом 24 декабря 1914 г. и у Илиджи за Эрзерумом 4 февраля 1916 г. – в глубоком снегу и с захватом штабов, знамен и артиллерии врага. Генерал П.П. Калитин, одним из немногих в Русской армии кавалеров ордена Св. Георгия III ст., был награжден «за то, что в бытность начальником отдельной Сибирской казачьей бригады, 14 декабря 1914 г., получив приказание спешно двинуться к гор. Ардагану на выручку отряда ген.-м. Геника, окруженного значительно превосходными силами турок, объединил под своим командованием отдельные отряды, противодействовавшие обходу турецких войск со стороны Ольт и Чорохского края, повел энергичное наступление на занятый турками гор. Ардаган и совместными действиями с отрядом генерала Истомина взял его, после чего форсированным маршем двинулся на Ольты и с боем 30 декабря занял их; дальнейшими своими действиями с 1 по 13 января, оперируя на путях сообщения турок и принуждая неоднократно менять путь отступления 10-го турецкого корпуса, в значительной мере способствовал полному разгрому турецкой армии»[10].

 

В августе 1914 г. на фронт были отправлены сибирские казачьи полки второй очереди (4-й и 5-й Сибирские казачьи), а в декабре – полки третьей очереди (7-й и 8-й Сибирские казачьи). В декабре 1915 г. они были сведены в Сибирскую казачью дивизию (4-й, 5-й, 7-й и 8-й Сибирские казачьи полки). В составе войск Западного фронта дивизия под командованием генерала князя П.Н. Мышецкого с отличием действовала в отступательных боях у Гродно и Вильно. В июле 1915 г. на Северо-Западный фронт прибыли 6-й и 9-й Сибирские казачьи полки, объединенные в Отдельную Сибирскую казачью бригаду. В 1916 г. 9-й Сибирский казачий полк был снят с фронта и отправлен в Семиречье, затем в Ташкент, а в январе 1917 г. – в Персию, в Русский экспедиционный корпус Кавказской армии. 6-й полк в сентябре 1917 г. вернули в войско, разместили в Семипалатинске и по одной сотне – в Омске и Новониколаевске[11].

 

1-я отдельная Забайкальская казачья бригада (1-й Читинский, 1-й Верхнеудинский и 1‑й Аргунский полки) генерала С.В. Томашевского, действовавшая на Северо-Западном и Западном фронтах, хорошо себя показала в Польше и Полесье. Уже 30 ноября 1914 г. бригада получила Высочайшую благодарность. Верховный главнокомандующий Великий князь Николай Николаевич пожаловал на каждую сотню бригады по пять Георгиевских крестов. В декабре 1915 г. к бригаде присоединился 2-й Верхнеудинский полк, и она была развернута в 1-ю Забайкальскую казачью дивизию[12]. На Кавказском фронте успешно действовали две отдельные Забайкальские казачьи бригады – 2-я (2-й Читинский и 2-й Аргунский полки) и 3-я (2-й Нерчинский и 3-й Верхнеудинский полки).

 

Среди многих героев-забайкальцев посмертно ордена Св. Георгия IV ст. были удостоены: сотник 3-й Забайкальской казачьей батареи Н.Д. Николаев «за то, что в бою Забайкальской казачьей бригады, 20 ноября 1914 г., при защите переправы через р. Рукавку у пос. Грохолице и у д. Бугай, находясь под огнем в четыре раза превосходившей его артиллерии противника, огнем своего взвода остановил наступление превосходных сил противника, чем дал возможность сотням левого боевого участка занять и в течение дня удержать свои позиции. Получив затем приказание отходить ввиду обхода противником левого фланга Забайкальской бригады, по собственной инициативе остался на позиции и, открыв по обходящим колоннам противника губительный огонь, задержал их, чем дал возможность бригаде спокойно отойти и занять следующую позицию на высотах горы Борова, причем сам был убит...»; командир 1-го Верхнеудинского полка полковник И.С. Цырельников «за то, что командуя сводным полком от 1-й Забайкальской казачьей бригады, 22 февраля 1915 г. энергично атаковал, совместно с 70-м пехотным Ряжским полком, немцев, потеснивших левый фланг армии на фронте д. д. Вал – Доманевице, не только остановил наступление немцев, но и отбросил их из первой линии окопов […], причем, находясь сам в передовой линии и ободряя нижних чинов, пал смертью героя»[13].

 

Отдельная Уссурийская конная бригада, развернутая в 1915 г. в дивизию (Приморский драгунский, 1-й Нерчинский, Уссурийский и 1-й Амурский казачьи полки) с исключительным блеском действовала в Польше, Литве и в Лесистых Карпатах. В соединении особенно выделялся Приморский драгунский полк, уничтоживший разновременно восемь германских кавалерийских полков. Командир бригады генерал-майор Л.П. Киселев был награжден орденом Св. Георгия IV ст. «за то, что в период боев с 1 по 7 февраля 1915 г., сознавая всю важность удержания участка позиции Недзборж – Унержин, находясь под сильным и действительным огнем и при сильном натиске противника, мужественно выдерживал бой с превосходным в силах противником, отбил все яростные атаки и этим оберегал фланг расположения всего корпуса»[14]. Генералы А.М. Крымов и барон П.Н. Врангель, позднее командовавшие бригадой (дивизией), приобрели в Русской армии славу выдающихся кавалерийских начальников.

 

Запасные части. После отбытия на фронт сибирских стрелковых дивизий на территории Омского и Иркутского военных округов было сформировано пять Сибирских стрелковых запасных бригад. 2-я бригада (управление в Иркутске) включала 9-й, 10-й, 11-й и 12-й полки (Иркутск), 16-й и 29-й полки (Канск); 3-я бригада (управление в Омске) – 19-й, 20‑й, 26-й, 27-й, 28-й, 36-й и 37-й полки (Омск); 4-я бригада (управление в Новониколаевске) – 17-й, 21-й, 22-й и 23-й полки (Новониколаевск), 33-й полк (Петропавловск), 34-й полк (Курган) и 35-й полк (Тюмень); 5-я бригада (управление в Томске) – 18-й, 25-й, 32-й, 38-й и 39-й полки (Томск), 24-й полк (Барнаул и Семипалатинск); 6-я бригада (управление в Красноярске) – 14-й, 15-й и 30-й полки (Красноярск), 13-й и 31-й полки (Ачинск). Полки готовили пополнения для действующей армии и направляли их на фронт в составе маршевых рот[15].

 

Кроме запасных частей на территории округов дислоцировалось 27 пеших дружин государственного ополчения, в том числе 532-я (Ачинск), 550-я (пос. Антипиха), 562-я (Березовка), 574-я (пос. Песчанка), 609-я (Чита), 615-я и 707-я (Новониколаевск), 700-я и 710-я (Тюмень), 701-я (Тобольск), 702-я (Семипалатинск), 703-я, 705-я, 706-я и 709-я (Омск), 704‑я (Курган), 708-я (Томск), 711-я (Ишим), 712-я (Барнаул), 713-я (Бийск), 714-я (Чита), 715-я (ст. Иннокентьевская), 716-я (Канск), 717-я (Красноярск), 718-я (Иркутск), 719-я (Нерчинск), 720-я (ст. Маньчжурия и Даурия). Солдаты этих формирований охраняли железную дорогу, военные склады, лагеря военнопленных[16].

 

С объявлением всеобщей мобилизации 18 июля (1 августа н. ст.) 1914 г.[17] на территории России (включая Сибирь) в войска были призваны все запасные солдаты, т. е. лица, ранее отслужившие в армии, в возрасте 24–39 лет, а на пятый день мобилизации, 22 июля – ратники ополчения 1-го разряда в возрасте 40–43 лет (ранее служившие в армии) и в возрасте 22–25 лет (ранее не служившие). Позднее, 15 августа 1915 г. были призваны ратники ополчения 1-го разряда в возрасте 20–38 лет, а 25 марта 1916 г. – в возрасте 21–40 лет (фактически, учитывая предыдущие призывы, – в возрасте 39 лет).

 

Ратники ополчения 2-го разряда на территории Сибири призывались в следующей последовательности: 5 сентября 1915 г. – в возрасте 20–24 лет, 30 октября 1915 г. – в возрасте 25–26 лет, 1 февраля 1916 г. – в возрасте 28–29 лет, 27 марта 1916 г. – в возрасте 30–31 года, 25 августа 1916 г. – в возрасте 32–34 лет, 20 сентября 1916 г. – в возрасте 35–37 лет, 25 октября 1916 г. – в возрасте 38–41 года.

 

Кроме запасных солдат и ратников ополчения во время войны в армию были призваны (в том числе досрочно) и новобранцы сроков службы 1914–1919 гг. Так, новобранцы срока службы 1914 г. были призваны 1 октября 1914 г. (возраст 21 год), 1915 г. – 15 января 1915 г. (возраст 21 год), 1916 г. – 15 мая 1915 г. (возраст 20 лет), 1917 г. – 7 августа 1915 г. (19 лет), 1918 г. – 15 мая 1916 г. (19 лет), 1919 г. – 3 февраля 1917 г. (19 лет)[18].

 

Таблица*

Призыв в армию на территории Сибири и Дальнего Востока в 1914–1917 гг.

по данным сельскохозяйственной переписи 1917 г.

 

 

Наименование губернии /области

% призванных в армию

Ко всему

населению

К числу всех

мужчин

К числу

трудоспособных мужчин

Акмолинская область

Алтайская губерния

Амурская область

Енисейская губерния

Забайкальская область

Иркутская губерния

Приморская область

Семипалатинская область

Тобольская губерния

Томская губерния

Якутская область

12,8

11,8

12,5

9,0

13,0

11,5

10,8

10,5

12,2

11,5

0,4

24,6

23,2

23,5

17,5

25,3

22,2

20,1

20,1

24,2

22,6

0,7

60,6

53,6

55,8

38,3

54,8

49,5

43,4

44,2

51,8

51,5

1,5

Средняя по России

11,2

22,6

47,4

 

* Сост. по: Головин, Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне. – М. : Кучково поле, 2001. – С. 111–112.

 

За время войны под ружье было поставлено 988 тыс. чел. из сельской местности и 123 тыс. из городов, всего 1 млн 111 тыс. чел. (из 10,1 млн жителей региона): из них 51,5 % трудоспособных мужчин Томской, 38,8 – Енисейской, 49,5 – Иркутской, 51,8 – Тобольской губерний., 60,8 % – Акмолинской и 54,8 % – Забайкальской областей; на Дальнем Востоке – более 50 % трудоспособных крестьян и до 40 % казаков (см. таблицу). Резко вырос личный состав местных гарнизонов, сопоставимый с численностью населения соответствующих городов: в Омском – от 60 до 90 тыс. чел., Иркутском – от 30 до 50 тыс., Владивостокском – от 20 до 46 тыс. чел. Только из четырех запасных полков, дислоцировавшихся в Новониколаевске, в 1914–1915 гг. на фронт отправлялось ежемесячно по 25 тыс., а в 1916 – по 15 тыс. чел. На 7 декабря 1916 г. в запасных полках Омского военного округа числилось 154 366, Иркутского военного округа – 67 744 чел., а на 8 марта 1917 г. – соответственно 191 245 и 78 736 чел.[19]

 

После заключения большевиками Брестского мирного договора в марте 1918 г. началась демобилизация старой Русской армии, а к лету произошло расформирование ее частей и соединений. Подавляющее большинство офицеров – сибирских стрелков, казаков Сибирского, Забайкальского, Амурского и Уссурийского войск, вернувшихся в места прежней дислокации своих частей, приняли активное участие в Гражданской войне 1918–1922 гг. Они заняли командные посты в Сибирской армии – вооруженных силах Временного Сибирского правительства, а затем в Российской армии адмирала А.В. Колчака.

 

Симонов Д.Г., кандидат исторических наук (ИИ СО РАН)

 

 



[1] Здесь и далее см.: Залесский, К.А. Первая мировая война : биогр. энцикл. слов. – М. : Вече, 2000. – С. 477–479.

[2] Разведчик. – 1916. – 16 августа (№ 1345).

[3] Здесь и далее см.: Керсновский А.А., История Русской армии. Т. 4. 1915–1917 гг. – М. : Голос, 1994. – С. 194–196, 226–227.

[4] Разведчик. – 1915. – 11 августа (№ 1292).

[5] Разведчик. – 1915. – 1 сентября (№ 1295).

[6] Разведчик. – 1916. – 5 июля (№ 1339).

[7] Разведчик. – 1915. – 28 июля (№ 1290).

[8] Разведчик. – 1916. – 9 августа (№ 1344).

[9] Первоочередной 3-й Сибирский казачий полк всю войну оставался в Омском военном округе.

[10] Разведчик. – 1915. – 21 июля (№ 1289).

[11] Березовский, Е. Сибирское войско и Великая война // Сибирский казак : войсковой юбил. сб. Сиб. казачьего войска. – Харбин, 1941. – Вып. 2. Время Великой войны (1914–1917 годы). – С. 9–15.

[12] Шильников, И.Ф. Забайкальская казачья дивизия в Великой европейской войне 1914–1918 гг. – Харбин, 1933. – С. 34, 78.

[13] Разведчик. – 1916. – 2 августа (№ 1343).

[14] Разведчик. – 1916. – 5 июля (№ 1339).

[15] Две Сибирские стрелковые запасные бригады – 1-я (управление в Ташкенте) и 7-я (управление в Асхабаде) дислоцировались на территории Туркестанского военного округа.

[16] Баталов, А.Н. Борьба большевиков за армию в Сибири (1916 – февраль 1918). – Новосибирск : Наука, 1978. – С. 27–34.

[17] Далее все даты даются по старому стилю.

[18] Головин, Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне. – М. : Кучково поле, 2001. – С. 73–78.

[19] Симонов Д.Г., Шиловский М.В. Первая мировая война // Историческая энциклопедия Сибири. – Новосибирск, 2009. – Т. 2. – С. 597–599.

 

 

 

Из других источников:

http://forum.vgd.ru/post/17/82864/p2525189.htm#pp2525189 - Гарасюта Андрей

 

 

ВЕРНУТЬСЯ в РАЗДЕЛ

 

Добавить комментарий