Вы здесь

История городов. Бердск

Дата образования – 1716 г.
Площадь – 6 706 кв. км.
Численность населения – 102 608 чел.
Расстояние от Новосибирска до Бердска – 38 км.

 

Странная и удивительная судьба у Бердска. На вид – новенький зеленый городок, недавно родившийся, в действительности – почти 300 летний старец. Бердск прошлого и Бердск настоящего занимают разные координаты на карте.

 

В связи со строительством Новосибирской ГЭС и затоплением прежнего места расположения города в 1954 году Бердск был перенесен на новое место, поэтому его называют «дважды рожденным». В течение 4 лет шла напряженная работа по переселению, и была закончена в 1957 году. После чего началось его бурное развитие. К настоящему моменту он «дорос» до статуса второго по величине муниципального образования в Новосибирской области после города Новосибирска. Сегодня это современный город, занимающий достаточно выгодное экономико-географическое положение. Бердск активно развивает промышленную, инженерную и социальную инфраструктуру, имеет транспортные связи по железной дороге и федеральной автомобильной трассе, а в период навигации – по реке Обь и Обскому водохранилищу.

 

Город Бердск

Экономически активного населения в их числе 59 тыс. чел. Всего в экономике города занято 36,5 тыс. чел. Более 7,5 тысяч нашли место работы за пределами города.

 

Город находится в уникальной природной зоне на берегу Обского водохранилища и Бердского залива. Его территория является зоной массового отдыха не только городских жителей, но и населения всей восточной части области. На территории Бердского побережья расположены санатории, профилактории, базы отдыха.

 

Застройка города Бердска состоит из микрорайонов и кварталов многоэтажной и малоэтажной усадебной жилой застройки, территорий учебных и лечебных учреждений, спортивных зон, центров культурно-бытового обслуживания, промышленных зон «Северная», «Восточная», «Юго-Западная».

 

Официальный сайт администрации г. Бердска

 

 

ОСНОВАНИЕ БЕРДСКОГО ОСТРОГА

 

Освоение Сибири и вхождение ее в состав России было бы невозможно без возведения острогов – первых пунктов государственности. Остроги защищали новые границы, обеспечивали безопасность транспортного сообщения, хозяйственной и культурной деятельности русского населения. Прозорливые предки выбирали для возведения острогов наиболее удобные и перспективные территории. Многие из оборонительных сооружений со временем стали крупными сибирскими городами. Для переселенцев остроги постепенно превращали необжитый край в малую родину, где формировались наши корни. Эти укрепления, возведенные по берегам рек, составляли одну из основ «прирастания российского могущества» Сибирью.

 

Стремительное освоение русскими Верхнего Приобья в начале ХVIII в. захватывает и долины рек Бердь и Чулым. Сведения о заселении этих территорий исследователи встречают в архивных документах начиная с первого десятилетия XVIII в. Опираясь на данные Российского государственного архива древних актов (РГАДА) и Государственного архива Алтайского края (ГААК), Ю. С. Булыгин приводит косвенные даты основания поселения в низовьях р. Бердь – 1708 и 1709 гг.

 

По вопросам заселения берегов р. Бердь столкнулись административные интересы Томска и Кузнецка. Томские власти считали заселение маложелательным из-за большой удаленности территории и затрудненного контроля. Кузнецкие же, наоборот, были заинтересованы в освоении новых мест для расширения границ уезда. Ю. С. Булыгин отмечает, что в бассейне Берди оседали самовольные переселенцы – «пришлые и гулящие люди». Военная опасность от набега кочевников и занятия пушным промыслом заставляли вооружаться. С прошением о помощи и просьбой принять освоенный край и их самих в свое ведомство бердские поселенцы обращаются к кузнецкому коменданту Б. Синявину. О закладке в это время острога Ю. С. Булыгин приводит данные доклада кузнецкой канцелярии за 1734 г.: «Бердский острог построен в 1717 г. по прошению в прошлом 715 году в бытность Кузнецку полковника и воеводы Бориса Синявина и по поданной челобитной пришлых разных городов людей для поселения жительства».

 

С 1716 г. в Бердском остроге действует первый приказчик, присланный кузнецким комендантом, Иван Буткеев, под власть которого переходят все окрестные деревни по Берди, Оби и Чулыму. А с 1 апреля 1717 г. по указу Сибирского губернатора проведено разграничение ведомств Томского и Кузнецкого. Все правобережье Оби от Берди на юг объявлялось в ведении Кузнецка, жителям Томского уезда запрещалось переселяться в ведомство Кузнецкого уезда.

 

Ни один из найденных исторических документов не содержит безоговорочной даты строительства Бердского острога. Годом рождения Бердска объявлен 1716-й, однако есть косвенные подтверждения того, что поселение под именем «Бердское», да и сам острог существовали гораздо раньше. Согласно обнаруженным Н. А. Миненко историческим документам, «Бердское укрепление было основано не позднее лета – осени 1709 г.». По описаниям Г. Ф. Миллера, относящимся к 1734 г., «Бердский острог был построен в 1717 г. по прошению многих переселенцев, которые прибыли сюда до этого из различных мест, чтобы поселиться здесь, на Оби и Берди, надолго».

 

Опираясь на свидетельства историков, можно говорить о том, что Бердский острог действительно возник на месте уже существовавшего поселения. И есть только один выход для установления даты основания Бердского острога: упоминание о нем в госреестрах, где говорится, кто и как строил острог, кто его содержал. Подобный «официальный документ», в котором имеются сведения о Бердском остроге, относится к 1716 г. Эту дату (вряд ли абсолютно правильную, зато официально задокументированную) пока и считают годом основания острога, а к 1717 г. относят окончание работ.

 

Место основания острога было выгодно в географическом плане. Он располагался на левом берегу р. Бердь при впадении ее в р. Обь, на достаточно высоком береговом выступе, с которого хорошо просматривалось не только все устье Берди, но и долина Оби. Холм, на котором был возведен острог, господствовал над всей местностью. И этому есть подтверждение: после затопления Новосибирского водохранилища часть холма превратилась в остров, а не была затоплена, хотя уровень водохранилища в этом месте самый большой.

 

Чертежей Бердского острога не сохранилось, как не сохранилось и его детальных описаний. Поэтому невозможно установить точную конструкцию острога. Судя по описанию, составленному Г. Ф. Миллером, планировка острога отличалась от планировки других острогов, где слобода была вынесена за стены укрепления. «Соединение обеих рек, которые окружают острог с двух сторон, делают необходимым укрепление лишь одной трети его окружности, и стена, состоящая из бревен и кольев, проведена в виде дуги от Оби до Берди. За стеной есть ров с поставленными вокруг рогатками и надолбами. Жилые дома вместе с публичными зданиями: церковью Сретения Богородицы, домом приказчика, судной избой и амбарами все находятся внутри острога. Гарнизон состоит из беломестных казаков, которые из артиллерии имеют лишь одну трехфунтовую железную пушку».

 

С 1717 г. Бердский острог становится административным центром «особого присуда» с большим количеством деревень, возникших в начале ХVIII в. стихийно. В этом же году был составлен первый список русских населенных пунктов и их жителей в Бердском ведомстве. Бердский острог, конечно же, являлся достаточно крупным населенным пунктом Верхнего Приобья, не уступавшим Чаусскому острогу.

 

По переписи 1719 г. в Бердском остроге зафиксировано 34 семьи. В Бердской округе значилось уже около 30 сел, в которых числилось 433 двора и в них 1582 души мужского пола (д. м. п.). В 1721 г. по дополнительной переписи в остроге обнаружено 17 «гулящих» людей. Во время первой ревизии 1724 г. учтено 120 д. м. п., при дополнительной переписи 1727 г. записано еще 57 д. м. п. Вторая ревизия 1745 г. учла в остроге 350 д. м. п.

 

К середине XVIII в. налицо рост численности населения как самого Бердского острога, так и Бердской округи. Приказчики острога с целью скорейшего развития округи принимали на поселение большое количество самовольных переселенцев, беглецов из соседних округов, отдаленных районов Западной Сибири и из-за Урала, укрывая их в своем ведомстве. Сюда же стекались участники народных восстаний, религиозные вольнодумцы, подвергающиеся гонениям старообрядцы. Приток на берега Берди такой «вольнолюбивой публики» в какой-то степени проясняет, почему Бердский острог снискал себе славу одного из самых «бунташных» поселений. За годы своего существования кровавые события он переживал трижды. Причем во всех случаях смута не проникала в него из-за высоких стен, а рождалась прямо внутри поселения. В архивах сохранились упоминания о бунте 1725 г., когда жители Бердского острога, под руководством Прокофия Соколова, выступили против массового набора рекрутов. Второй раз острог лихорадило в 1736 г., тогда кузнецкий сотник А. Хабаров вызвал недовольство введением непосильных повинностей. Последний раз «бунташество» в остроге случилось в 1746 г. из-за сына боярского С. Мельникова, «чинившего людям разорение».

 

Обычным делом была подача коллективных челобитных. Нередко выбранные на сходах отправлялись с челобитной прямо в губернский центр, считая, что у воеводы не добиться справедливости. Хотя острог и был построен «для бережения от ойратов и черных калмыков», в действительности он так ни разу и не подвергся нападению. Единственно реальная угроза осады возникла весной 1750 г.: « …многоводная весна, действительно, предотвратила нашествие племен на поселения, но она же уничтожила и все посевы. Той же весной в остроге начался падеж скота и особо ценных для острожников лошадей. Бердчан ожидал спокойный, но голодный год…»

 

Последние сведения о численности жителей Бердского острога относятся к 1782 г. Тогда к нему были приписаны 104 населенных пункта, где проживали 6777 мужчин, 50 мещан и 40 ссыльных. Женщины и дети учету не подлежали.

 

К концу XVIII в. Бердский острог пришел относительно развитым в демографическом и хозяйственном отношении населенным пунктом. На огромной территории, образовавшейся в пространстве между Омском, Томском и Кузнецком, это был один из крупных экономических центров. Развитие транспортного сообщения, необходимость приблизить административное управление к задачам освоения новых земель настойчиво требовали создания в этом регионе нового административного городского центра. И тогда родился проект перенесения губернского города Томска в Бердский острог. В 1783 г. была открыта Колыванская губерния, административный центр которой должен был располагаться «на правом берегу Оби при устье речки Берди и при Бердском остроге», в 16 верстах от него. Были сделаны проекты строения новых присутственных мест – каменных двухэтажных зданий, намечена частная обывательская деревянная застройка. Некоторые губернские службы уже стали переезжать из Томска поближе к новому месту, в Бердский острог.

 

Новый губернский город предполагалось назвать «Колывань». Именной указ, данный Екатериной II сенату 12 мая 1783 г., гласил: «О бытии губернского города Колыванской губернии в Бердском остроге с наименованием оного Колыванью».

 

Колывань-Бердск за годы губернского правления с 1783 по 1797 г. значительно разросся: появились новые улицы, питейные дома, конторы, склады, лавки. Прибавилось чиновников, торговцев, ремесленников. Но местные власти устроили столичному проекту тихую, но энергичную обструкцию. В придачу не пожалели денег и томские купцы, снаряжавшие челобитчиков в Петербург и к местным сибирским властям. Томские и барнаульские чиновники без устали писали в столицу о дороговизне строительства административных зданий в Бердске, особенное их беспокойство вызывал возможный разлив Оби, «коий мог попортить казенные бумаги». В результате от проекта отказались. Томск вздохнул облегченно: он по-прежнему оставался губернским городом. Колыванская губерния в 1797 г. была упразднена, территория ее вошла в состав Тобольской губернии. С Бердского острога название «Колывань» сняли, он стал именоваться – «село Бердское», «безуездное знатнейшее селение». В этом качестве оно и вступало в XIX в.

 

По мере освоения русскими Западной Сибири и продвижения их в южные районы значение острогов стало постепенно падать. Возросшее их население испытывало острую нехватку пахотных земель, пастбищ, лесных угодий. Из острогов крестьяне переселялись в деревни, создавали новые поселения. Пришел в упадок и острог на Берди. Его стены и башни, отслужив свое, постепенно разрушались. Земляной вал зарастал бурьяном. Оказавшись в глубоком тылу, острог потерял свой прежний, грозный вид. И 7 февраля 1791 г. правителем Колыванской губернии Б. Меллером было предписано продать пришедшие в ветхость, «состоящие в Бердском остроге две башни с надолбами и рогатинами», но желающих их купить так и не нашлось. Собравшиеся на сход крестьяне решили использовать деревянные конструкции острога на строительство кладбищенской ограды и часовни. При разборке оказалось, что бревна совершенно сгнили и, в конечном итоге, пошли на дрова для местной Сретенской церкви.

 

В середине ХХ в., после строительства Новосибирской ГЭС и заполнения Новосибирского водохранилища, значительная часть территории Бердского острога оказалась затопленной.

 

В наше время остроги привлекают внимание историков и археологов. Являясь центрами развития русской материальной и духовной культуры в Сибири, они стали важными историческими и археологическими источниками, отражающими процесс формирования Российского государства.

 

Гуменная Н.И. 290 лет со времени основания Бердского острога // Календарь знаменательных и памятных дат по Новосибирской области, 2006 год.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

БЕРДСКИЙ острог [1710-1719 гг.] // Русские остроги XVIII века на территории Новосибирской области : Учеб. пособие для общеобразоват. учреждений и краевед. коллективов учреждений доп. образования детей / Науч.-произв. центр по сохранению ист.-культур. наследия Новосиб. обл.; Сост. А. П. Бородовский, Е. Л. Бородовская. – Новосибирск, 2003. – С. 13.

МИНЕНКО Н. А. Первые остроги // Миненко Н. А. По старому Московскому тракту. – Новосибирск, 1990. – С. 21–38.

РЕЗУН Д. Я., ВАСИЛЕВСКИЙ Р. С. Бердский острог [XVII в. – 1726, 1989 гг.] // Резун Д. Я., Василевский Р. С. Летопись сибирских городов. – Новосибирск, 1989. – С. 107–108.

СМЕТАНИН Е. Н. Бердск : Крат. ист. очерк [нач. XVIII в. – 1983 г.]. – Новосибирск : Зап.-Сиб. кн. изд-во, 1983. – 126 с. : ил., портр.

БУЛЫГИН Ю. С. К истории возникновения городов Новосибирской области Бердска и Тогучина // Города Сибири. – Новосибирск, 1978. – С. 313–324.

ОСТРОГ на морском дне [1652-1956 гг.] // Материалы из истории населенных пунктов Новосибирской области : (Метод. пособие для учителей Новосиб. обл.) / Новосиб. обл. ин-т усовершенствования учителей; сост. К. А. Нечаев. – 2-е изд. – Новосибирск, 1964. – С. 16–20. – Библиогр. в подстроч. примеч.

ЧТО читать о городе Бердске : Рек. указ. лит. Вып. 1 (1977-1993) / Бердская центр. б-ка. – Бердск, 1999. – 59 с. – Из содерж.: Общие работы о г. Бердске. – С. 5; Бердск в песнях, стихах и прозе[, посвященных, в числе прочего, его истории]. – С. 42–43; Из истории города [XVIII в. – 1985 г.]. – С. 43–85.

 

 

 

БЕРДСКИЙ БУНТ

 

140 лет назад, в 1869 году на берегах реки Бердь произошло крупное народное восстание, которое вошло в литературу под названием «Бердский бунт».

 

19 февраля 1861 года царское правительство издало манифест об отмене крепостного права. После реформы настала очередь освобождать от крепостной зависимости мастеровых и приписных крестьян Алтая. В царском Указе от 8 марта говорилось:

 

«1. Распространить на сих крестьян права свободных сельских обывателей личные, по имуществу и по состоянию, причем нынешнее общественное и волостное управление алтайских крестьян сохранять впредь до дальнейшего по сему предмету распоряжения.

 

2. Впредь до приведения в известность и разграничения земель Алтайского горного округа представить крестьянам, в оном поселенным, пользоваться всеми усадебными, пашенными, сенокосными и другими угодьями в размерах, в какие ныне угодья сии в их пользовании состоят».

 

Для перехода сибирских крестьян с издельной горнозаводской повинности на оброк был определен трехгодичный срок. При этом крестьяне платили значительную по тем временам сумму с души мужского населения казне и горнозаводскому начальству. Помимо этого надо было выплачивать уездные и общественные сборы. Не освобождались крестьяне и от казенных повинностей. Царь в своем собственном владении, по сути, продлил крепостное право на три года, для того, чтобы не принести ощутимого ущерба горнозаводскому производству.

 

Крестьянская реформа 1861 года в Сибири, как и во всей России, носила грабительский характер. На землях Кабинетского ведомства, часть которых входит в современную Новосибирскую область, вместе с увеличением налогообложения жестко проводилась политика обезземеливания крестьян, мастеровые же были отпущены на волю почти без земли. Около 50 процентов мастеровых были насильно приписаны к сельским обществам без надела, не имели навыков земледелия, но обязаны были платить оброк наравне с крестьянами. К 1868 году недоимки мастеровых превысили годовые оклады податей в три–четыре раза.

 

В отношении приписных крестьян Кабинет, начавший терять доходы от горного производства, стал проводить наступление по выколачиванию «прежних заводских недоимок» и новой денежной повинности.

 

В ответ на действие властей поднялась волна поджогов, разного рода пассивных протестов; кульминацией же протестных явлений стал Бердский бунт. Ему предшествовали следующие обстоятельства.

 

Власти пришли к необходимости введения временных льгот для укрепления хозяйств бывших мастеровых. С этой целью в марте 1868 года Министерство внутренних дел издало циркуляр, который давал шестилетнюю отсрочку в уплате податей и несении рекрутской повинности мастеровым казенных заводов. Однако эти льготы не распространялись на мастеровых, приписанных к сельским обществам, и крестьян.

 

Слухи о льготах, о существовании царского манифеста о сложении податей тут же проникли в крестьянскую массу. Тем более что циркуляр был опубликован в официальных изданиях, в том числе и в Томских губернских ведомостях. Быстрому распространению слухов в Барнаульском уезде способствовал курьезный случай.

 

В сентябре 1869 года в Барнауле неграмотные мастеровые М. Кулаков и Я. Харин у спекулянта купили газету «Томские губернские ведомости» с известным циркуляром. Газету пройдоха им продал, как царский манифест об освобождении от податей и рекрутчины крестьян на три года, а мастеровых – на шесть лет.

 

Мастеровые с «манифестом» стали разъезжать по волостям Берской, Ордынской, Легостаевской, собирая вокруг себя от 50 до 500 человек и разглашая им заманчивую весть об упомянутом манифесте. К ним присоединился И. Макаров, крестьянин села Берского (впоследствии стало называться Бердское, Бердск), который вместе с упомянутыми мастеровыми начал еще более волновать толпу. Позднее к «бунтовщикам» примкнули колыванский мещанин Л. Видеров, крестьяне П. Кузнецов, Л. Шабанов, Е. Плотников, которые также призывали крестьян на сходах не платить подати и обвиняли местные власти в сокрытии царского манифеста. Распространялись также слухи, что местные власти собирают подати на свои нужды без ведома царя.

 

Постепенно волнения охватили Чингинскую, Боровлянскую, Тальменскую волости. Присоединились к восставшим и согнанные властями для наведения порядка 150 крестьян села Тальменка.

 

В середине ноября губернские власти приступили к решительным действиям по подавлению крестьянского выступления. Чиновник для особых поручений Костров, прибыв в село Берское, арестовал главных зачинщиков – Макарова и Кузнецова. Но крестьяне не успокоились – распространился слух о получении царской телеграммы, подтверждающей освобождение от податей и скорое прибытие брата или сына императора для суда над местными властями.

 

В Берском произошло первое серьезное столкновение с властями: крестьяне заставили освободить арестованных. 20 ноября в село прибыл томский губернатор Родзянко и вновь арестовал Макарова и Кузнецова. А также распорядился о высылке роты солдат из Барнаула и приказал собрать волостной сход с участием всех мастеровых и каждого десятого домохозяина. Но восставшие ослушались приказа губернатора и в это же самое время собрали свой сход в селе Ирменском (в 45 верстах от Берского).

 

Чиновника и жандарма, посланных в Ирменское для ареста Видерова, восставшие задержали, потребовав приезда губернатора для разъяснения манифеста. В противном случае они были намерены выйти походом на Берское для захвата самого губернатора и освобождения Макарова и Кузнецова. В ответ на выдвинутые требования губернатор направил карательную экспедицию из 150 солдат во главе с подполковником Духовецким для усмирения бунтарей. Прибыв в село, войска окружили штаб восставших, разместившийся в доме мастерового Мурашкина.

 

При подавлении бунта один человек был убит, двое ранены и 38 арестованы (25 из них были наказаны розгами). Всего же репрессиям подверглись около 300 участников восстания. Солдаты прочесывали селения и, выполняя приказ губернатора, пороли крестьян, принимавших участие в бунте. По делу о «Берском бунте» был учрежден военно-полевой суд, большинство «зачинщиков» сослали на каторгу и на поселение в Восточную Сибирь.

 

Бердское восстание 1869 года – одно из выдающихся крестьянских выступлений 60-х годов XIX века. При всей его стихийности и разобщенности, народ выразил этим действием решительный протест против бесправия и поборов. Выступление не прошло бесследно: власти вынуждены были прекратить сбор недоимок с крестьян и мастеровых Алтайского горного округа.

 

Восстание послужило толчком к усилению массовой борьбы крестьян всей Западной Сибири.

 

140 лет назад (1869) произошел Бердский бунт (Бердская и другие волости Барнаульского уезда Томской губернии, территория современных Ордынского, Искитимского и Тогучинского районов Новосибирской области) / подгот. Т.Н. Рахимова // Календарь знаменательных и памятных дат по Новосибирской области, 2009 год.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

ЗИНОВЬЕВ, В. П. Бердский бунт 1869 г. / В. П. Зиновьев, А. Т. Топчий // Проблемы истории дореволюционной Сибири. – Томск, 1989. – С. 188 – 198.

СМЕТАНИН, Е. Н. Страницы истории // Бердск : ист. очерк. – Новосибирск, 1983. – С. 5 – 22.

КАТИОНОВ, О. Бердский бунт // Совет. Сибирь. – 1990. – 12 июля. – С. 3.

ФЕДОТОВ, Л. Реформа 1861 года. Бердское восстание. Первые переселенцы // Ленин. путь. – Бердск, 1975. – 30 сент. – С. 3.

Добавить комментарий