Вы здесь

Кравков Максимилиан Алексеевич

Годы жизни: 1887г. - 1937г.

Геолог, писатель, краевед, кинодеятель.

 

Имя Максимилиана Алексеевича Кравкова (1887 – 1937) современному читателю, наверное, мало что говорит. И не удивительно, если учесть, что последний раз он был переиздан тридцать лет назад. Но в двадцатых-тридцатых годах минувшего столетия Максимилиан Кравков был хорошо известен и как прозаик, и как очеркист, и как детский писатель, и как краевед. Но, пожалуй, наибольшую популярность приобрел он как мастер приключенческого жанра.

 

Владимир Зазубрин в свое время окрестил его сибирским Джеком Лондоном. Скорее всего, потому, что, как и у знаменитого американца, излюбленными героями романтических поэм в прозе Максимилиана Кравкова были люди сильные и цельные, с авантюристической жилкой в характере: охотники и золотоискатели, бродяги-каторжники и горняки-рудознатцы, ссыльные политзаключенные и аборигены сибирской тайги…

 

Кравкова всегда интересовала психология сильной личности, героя-одиночки. По этому поводу, касаясь его произведений, тот же Зазубрин писал: «В своих рассказах он берет сильного человека-одиночку, выходящего на борьбу со зверем, себе подобным или целым коллективом. Пусть коллектив в конце концов своей тысяченогой пяткой раздавит смелого одиночку. Одиночка даже вынужденный пустить себе пулю в лоб или проколоть себе сердце ржавым гвоздем, все же чувствует себя победителем. Он сам уходит из жизни, он никогда не дастся в руки врагу. Он свободен…»

 

К характеристике этой уместно добавить, что героя своего Максимилиан Кравков испытывает не только жестокими обстоятельствами, но и сибирской природой, отчего изломы его судьбы часто непредсказуемы. Да и сюжеты произведений в неожиданных своих поворотах и стремительном беге нередко похожи на таежные речки в весеннее половодье.

 

Максимилиан Кравков умеет держать читателя в напряжении. В каждой его вещи – будь то детектив «Ассирийская рукопись», приключенческая повесть «Зашифрованный план» или остросюжетный новеллистический цикл «Рассказы о золоте» – есть все необходимое для любителей острых ощущений: тайна, поиск, погони, внезапные ситуации…

 

Тем не менее, главное внимание Кравков сосредоточивает не на внешних событиях, какими бы занимательными и остродраматичными они ни были, а на внутреннем состоянии человека в самые критические моменты его жизни. И вот еще какая важная деталь. Герои Кравкова – люди, как правило, не только смелые, отважные, душевно красивые. Они, помимо прочего, упорно стремятся познать мудрую целесообразность природы и определить свое место в окружающем мире. Наверное, поэтому, кроме сюжетной увлекательности, динамичности, психологичности, проза Кравкова еще и очень живописна, поэтична, насыщена неповторимым сибирским колоритом. Чувствуется, что автор и его герои влюблены в природу, в Сибирь, которые для них – воплощение того, «от чего не хочет оторваться сердце». Подтверждение этому найдем мы в таких, например, рассказах, повестях и очерках Максимилиана Кравкова, как «Таежными тропами», «Большая вода», «Два конца», «Самородок» и др. Собственно говоря, именно горячая любовь к сибирскому краю, увлеченность тайгой, охотой, путешествиями и обусловили поэтичность и романтичность большинства повествований Кравкова.

 

Хотя появился на свет и вырос он далеко от Сибири. Родился Максимилиан Кравков в 1887 году в Рязани, в семье действительного статского советника. Родители умерли рано, воспитывали его тетки. После окончания гимназии он поступил в Петербургский университет, избрав специальность геолога-минералога. В 1908 году Кравков вступил в члены партии социалистовреволюционеров – «максималистов», требовавших решительных действий». А вскоре двадцатилетний студент был арестован по обвинению в покушении на рязанского генерал-губернатора. Максимилиана Кравкова признали «виновным в хранении взрывчатых веществ» и осудили на шесть лет каторги, замененных после тремя с половиной годами одиночной тюрьмы. Много позже Кравков опишет в рассказе «Два конца» ощущения человека, несколько лет просидевшего в каменном мешке одиночки. А в 1913 году Максимилиан Кравков был выслан на поселение в Тайшет, и с тех пор уже не расставался с Сибирью. Он много путешествовал, присматривался к жизни малых сибирских народностей. Это хорошо отражено в его лирическом очерке «Из саянских скитаний» и ранних рассказах. И неслучайно критик Валериан Правдухин называл Кравкова «географом и любителем нехоженых дорог, неожиданных приключений». По разным свидетельствам он действительно был неистощим по части придумывания и проведения интереснейших путешествий и поездок.

 

После Февральской революции 1917 года Максимилиан Кравков избирался гласным Нижнеудинского уезда Иркутской губернии, был членом губернской комиссии по земским делам, а потом и управляющим Нижнеудинского уезда, где и проработал до конца 1919 года. В 1920-м Кравков стал заведующим Иркутским краеведческим музеем. Но вскоре был арестован ЧК по обвинению в принадлежности к «максималистам». Правда, после подачи им заявления о выходе из партии дело было прекращено. Освободившись, Кравков уехал в Омск. Здесь заведовал подотделом музеев Сибирского отдела народного образования. Кстати, и первая его книжка – «Что такое музей и как его устроить в деревне» (1921) – была посвящена музейному делу. В начале 1922 года в связи с переездом советских учреждений из Омска в Новониколаевск Максимилиан Кравков очутился в новоявленной столице Сибирского края, где возглавил отдел кинофикации и активно занимался организацией Новониколаевского краеведческого музея, директором которого он впоследствии и стал.

 

«Музейный» период своей жизни Максимилиан Кравков частично отразил в повести «Ассирийская рукопись» (1925), в которой запечатлел живую атмосферу, быт и нравы первых послереволюционных лет. Сюжет повести детективно-приключенческий. Некий авантюрист настойчиво и изобретательно разыскивает в музейных коллекциях редкую «асссирийскую рукопись», которую Британский музей готов купить за большие деньги. Работники краевого краеведческого музея противостоят замыслам преступника, о чем и рассказывает автор, раскручивая хитроумную интригу. «Ассирийская рукопись» стала едва ли не первым сибирским детективом советской поры.

 

В 1922 году, сразу по приезде в Новониколаевск, Максимилиан Кравков знакомится с Сейфуллиной и Правдухиным и активно участвует вместе с ними в работе над первыми номерами журнала «Сибирские огни». С этим изданием, где он регулярно выступал с повестями, рассказами, очерками, публицистическими и краеведческими материалами, у Кравкова будет связана большая часть его творческой жизни.

 

Максимилиан Кравков был удивительно разносторонней личностью. Кроме музейного дела, краеведения, кино, литературы, он занимался наукой, собирал геологические коллекции. Его серьезно волновало будущее сибирских кладовых, в чем легко убедиться, заглянув в его документальную книгу «Естественные богатства Сибири» (1928) и очерки «Тельбес» и «Тельбесские зарисовки», написанные под впечатлением поездки на строительство Кузнецкого металлургического комбината и рассказывающие о перспективах развития Сибири в связи с развернувшимися на ее просторах гигантским строительством. Не удивительно, что Максимилиан Кравков оказался и в числе организаторов и активных участников возникшего в конце 1920-х годов в Новосибирске Общества по изучению Сибири и ее производительных сил, которое стало, по существу, первым научным объединением за Уралом.

 

В 1923–1934 годах, в составе геологоразведочных и географических экспедиций, Максимилиан Кравков побывал в Саянах, в Горной Шории, в низовьях Енисея. Впечатления от этих путешествий легли в основу большого прозаического цикла «Рассказы о золоте», а также ряда очерков, рассказов, повестей, посвященных разведчикам земных недр и горнякам.

 

Много времени и сил Кравков отдавал работе с детьми – вел в музеях и школах Новосибирска краеведческие и геологические кружки. А в итоге этого взаимообогащающего общения выходили из-под его пера художественные произведения для юных читателей. Такие, например, как изданные в 1930-х годах повести и рассказы «Дети тайги», «За сокровищами реки Тунгуски», «Год во льдах», «Золотая гора» и др.

 

Примечательной особенностью книг для детей у Максимилиана Кравкова было использование автором большого познавательного материала. Если, скажем, события происходили в тайге, то ребенок попутно узнавал массу интересных и полезных сведений о повадках зверей, птиц, об охоте, особенностях леса; если – в море, то о необитаемых островах, торосах, рыбах или морских животных.

 

Самой, наверное, яркой и поэтичной книгой Максимилиана Кравкова для детей стала его повесть «Дети тайги». Вся она дышит неподдельной любовью к природе; в ней множество интересных, тонких наблюдений. И написана она настолько же красочно, ярко, насколько легко и совершенно доступно для детского восприятия.

 

В своем творчестве Максимилиан Кравков всегда стремился избегать политической и идеологической тенденциозности. Герои его произведений в этом плане обычно нейтральны. Отчего и сам Кравков в истории сибирской литературы стоит несколько особняком. Своеобразный «нейтралитет» писателя с приоритетом общечеловеческого над классовым и узко-партийным раздражал в те времена многих, а больше всего печально известных в советской литературе рапповских идеологов и критиков, которые обвиняли Кравкова в аполитичности, а то и прямо называли его «самым реакционным писателем Сибири».

 

В 1933 году последовал очередной арест Кравкова. Чекисты отнюдь не разделяли точку зрения рапповцев: выдвинутое ими обвинение было очень даже политическим – на сей раз писателя заподозрили в принадлежности к контрреволюционной организации бывшего белого генерала В. Г. Болдырева. Но и это были пока лишь отголоски приближавшейся настоящей грозы, которая грянет четыре года спустя…

 

Последний раз Кравкова арестовали в мае 1937 года как члена некой мифической «японско-эссеровской террористической диверсионношпионской организации» и приговорили к расстрелу. В октябре того же года он погиб.

 

Творческое наследие Максимилиана Алексеевича Кравкова не так уж велико и не все в нем равноценно. Но лучшие его произведения и сегодня читаются с захватывающим интересом и подлинно эстетическим наслаждением, как, впрочем, и должно быть, когда дело имеешь с настоящим мастером.

 

Горшенин А.В. 120 лет со дня рождения геолога, писателя, краеведа,

кинодеятеля Кравкова Максимилиана Алексеевича // Календарь знаменательных и памятных дат по Новосибирской области, 2007 год.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

КРАВКОВ М. А. Зашифрованный план : повести, рассказы / М. А. Кравков ; [вступ. ст. Н. Яновского]. – Новосибирск : Зап.-Сиб. кн. изд-во, 1977. – 252, [2] с.

КРАВКОВ М. А. Золотая гора : повесть для детей ст. возраста / М. А. Кравков. – 2-е изд. – Новосибирск : Зап.-Сиб. кн. изд-во, 1936. – 138, [2] с.

КРАВКОВ М. А. Утро большого дня : повесть / М. А. Кравков. – Новосибирск : Зап.- Сиб. краевое изд-во, 1936. – 165, [2] с.

КРАВКОВ М. А. За сокровищами реки Тунгуски : повесть / М. А. Кравков. – Новосибирск : Запсиботделение [ОГИЗ], 1931. – 93, [1] с. : ил.

КРАВКОВ М. А. Абаканская экспедиция, 1927-1928 гг. / М. А. Кравков, В. Н. Троицкий. – Новосибирск : Сибкрайиздат, 1930. – 48 с. : ил., [1] л. карты.

КРАВКОВ М. А. Дети тайги : повесть : для детей сред. и ст. возраста / М. А. Кравков. – Новосибирск : Сибкрайиздат, 1929. – 79 с.

КРАВКОВ М. А. Программа-инструкция по геологическим изучениям и сборам / М. А. Кравков ; О-во изучения Сибири и ее произв. сил, Бюро краеведения. – Новосибирск : Сибкрайиздат, 1929. – 43, [1] с.

КРАВКОВ М. А. Естественные богатства Сибири / М. А. Кравков. – [Новосибирск] : Сибкрайиздат, 1928. – 75, III, [1] с.

КРАВКОВ М. А. Что такое музей и как его устроить в деревне / М. А. Кравков ; Отд-ние по делам музеев при Сибнаробразе. – Омск : Сибнаробраз, 1921. – 15 с. – Библиогр.: с. 15.

ЯКИМОВА Л. П. В начале пути. Сибирский очерк 20-х годов / Л. П. Якимова, Б. М. Юдалевич // Сибирский очерк, 20–70-е гг. / Л. П. Якимова, Б. М. Юдалевич. – Новосибирск, 1983. – С. 10 – 58.

ГИМПЕЛЬ С. И. Жанровые формы рассказа в журнале «Сибирские огни» (1922-1925 гг.) / С. И. Гимпель // Развитие повествовательных жанров в литературе Сибири. – Новосибирск, 1980. – С. 110 – 143.

ЯНОВСКИЙ Н. Н. Максимилиан Кравков / Н. Н. Яновский // Голоса времени : [лит.-крит. ст.] / Н. Н. Яновский. – Новосибирск, 1971. – С. 104 – 122.

ЗАЗУБРИН В. Проза «Сибирских огней» за пять лет / В. Зазубрин // Сиб. огни. – 1927. – № 2. – С. 185 – 201.

МЕЛИХОВА Н. В. Кравков Максимилиан Алексеевич / Н. В. Мелихова // Новосибирск : энциклопедия. – Новосибирск, 2003. – С. 454 : портр.

КРАВКОВ, Максимилиан Алексеевич // Сибирская советская энциклопедия. – [Новосибирск, 1931]. – Т. 2. – Стб. 975 – 976.

ЯНОВСКИЙ Н. Н. Кравков Максимилиан Алексеевич / Н. Н. Яновский // Материалы к словарю «Русские писатели Сибири XX века» : биобиблиогр. сведения / Н. Н. Яновский. – Новосибирск, 1997. – С. 88.

СИБИРСКИЕ огни : лит.-художеств. и обществ.-полит. журн. : указ. содерж., 1922-1964 гг. / [Отд. зон. краевед. библиогр. Новосиб. обл. б-ки]. – Новосибирск : Зап.- Сиб. кн. изд-во, 1967. – 430, [1] с.

 

Вернуться в раздел "Кино - их призвание"

 

Вернуться в коллекцию "Кино в Новосибирске"

Добавить комментарий